понедельник, 20 ноября 2017 г.

великий день

После летучки (начало в два, конец – часа через два) задержалась у главреды, говорим, говорим, слышу и слышу – вибрирует лежащий в углу на стуле мой телефон. Ну кто уже там? Подошла, гляжу – 8 непринятых вызовов от ребёнка. Что уже случилось? Перезваниваю сразу и сразу мысли – здесь лучше не приводить. А Ленуся снимает трубку и говорит:

– Мам, привет, как приготовить тесто?

Потом, когда я вышла от главреды, мне хотелось выпить. Но не было уже Никадамыча, а выпить было только у него. Тогда мне захотелось сладкого, но из сладкого был только у Алёнки белый сахар. Я пришла к Алёнке, мы поговорили и я ушла не солодко хлебавши. Всё-таки работать.

Я великая.

Потом я шла на станцию под сырым снегом, уже совсем голодная, остро чувствуя запах мокрого асфальта и сигарет всех вокруг курящих. И думала, думала, думала.

А дома с порога:

– Ленуся, ты не поверишь, я говорила с Таней...

Рассказывая в подробностях, разулась, повесила куртку, поставила рюкзак, пакет с продуктами занесла на кухню, зашла в зал.

Ленуся, слушая, подошла, обняла меня за шею обеими руками, посмотрела мне в глаза, и я заметила в них немножко трагедии.

– Что?

Я испугалась, вдруг она поменяла мнение, а она говорит:

– Так хочу перекраситься в блондинку!