четверг, 19 октября 2017 г.

день, в который можно было выпить с утра

И так ещё всё совпало, что можно было встать попозже, и не сдавали газету, а на вторую половину дня пришлась традиционная ежегодная пресс-конференция «Шмитцов».

А ещё, ещё – последний мой рабочий день перед отпуском главного редактора. И всего одно совещание было сегодня, очень коротенькое. В 15:09 я с работы ушла. Пешком через парк Горького по богатой листве прогулялась до Дворца Республики. Поснимала там полуприцепы, посидела на пресс-конференции, пошла на фуршет. У  «Шмитцов» обычно всё на высоком уровне. Но тут было шампанское полусладкое, бутерброды с колбасой и рыба в промышленных тарталетках из маргарина. Я ни кусочка не съела, шаманского выпила, конечно (потому что бокал взяла, думая, что это сухое белое, и куда его было девать, назад что ли ставить?), поулыбалась для общего фото на память и пошла через Интернациональную в Paul, давно хотела попробовать их круассан. Купила круассан и Ленусе тарталетку с шоколадом (в полной уверенности, что осчастливлю ребёнка, как следствие, делиться ему со мной не захочется, поэтому купила ещё тарталетку для себя). Круассан был невкусный. Но я его съела сразу (голодная была, я же не ела ничего перед «Шмитцами»), по дороге мимо отеля «Европа» к гуму, я  решила там посмотреть рамку под фотографию формата А3.

В гуме, естественно, была скидка – я всегда прихожу в день скидок в государственные магазины (или там всегда скидки). На 20 процентов дешевле купила глиняную кружку, о какой давно мечтала – точно, как в Central Perk, высокую и пузатенькую, но только в «Друзьях» они были разного цвета, а в гуме исключительно оранжевые (Радошковичские, кстати). Накупила колготок и носков, и рамку, и за всем в очередях стояла. А потом пошла пешком в «Карандаш» – печатать фотографию в эту самую рамку. Пока дошла, пока ждала. Короче, домой приехала, как обычно – поздно.

Но завтра у меня выходной.

Первый с первого сентября.

Буду спать без будильника. Потом сырники печь. Завтракать. Потом в город гулять, потом в гости. И снова наемся.

А в субботу начнётся всё заново. С подъёма в три тридцать.

Ленуся тарталетку попробовала и есть отказалась – шоколад горький, а тесто – невкусное. Это глупости на самом деле. Тарталетка божественная.
А круассаны я буду покупать в BroBakery. Лучше их круассанов я пока не встретила.

вторник, 17 октября 2017 г.

прилетела мама

Началось «Ты где?» и «Почему так поздно с работы?»

А мы этой осенью в Берлин не поедем (планы поменялись, ведь поменялась жизнь). И я уже очень по нему скучаю, и сегодня весь вечер вспоминаю неспокойную Зонненаллее.

Большой Берлин я знаю лучше, чем крошечные Колодищи. Но живу я здесь, и я не ищу другую Родину, я стараюсь сама быть Родиной. И именно там, где я есть.

И мне кажется, у меня получается.




вторник, 3 октября 2017 г.

никто никому ничего не должен, но каждый должен себе

Нужно каждый день как минимум послушать одну маленькую песню, прочитать одно хорошее стихотворение, увидеть одну прекрасную картину и, если это возможно, сказать несколько разумных слов. Из Гёте.

Через грязное окно электрички


У меня сегодня с такой картины световой день начинался.

четверг, 28 сентября 2017 г.

плюс тринадцать

В 20.03 телефонный Google написал: Bate – Arsenal 0 - 0 Spiel läuft.

А я уже почти была дома. Ещё на тринадцать часов ближе к счастью.


вторник, 26 сентября 2017 г.

выучила слово пять лет назад

Вчера ходила на факультет международных отношений Белорусского государственного университета. В рамках недель Германии в Беларуси проходил показ короткометражных фильмов на немецком языке. Я, возможно, невнимательно афишу читала, думала, что фильмы художественные, оказались – документальные. И без субтитров. И аудитория была – сплошь студенты. И был ещё немецкоязычный какой-то дяденька, который вопросы задавал.

Первым посмотрели фильм про Иоганна Гутенберга. Работу типографии авторы показали с такой дотошностью, что если судить по увиденному, если так оно всё и было пятьсот с лишним лет назад (так тяжело и громоздко), то удивительно, как человечество вообще повелось на книгопечатание. Ближе к финалу голос за кадром сказал, что не все были рады изобретению Гутенберга, и когда фильм закончился, немецкоязычный дяденька поинтересовался, кто же именно был недоволен. Студентка назвала папство. Я тоже хотела ответить, но, пока проговаривала про себя «Те, кто переписывал книги», услышала от немецкоязычного дяденьки: «Klöstern». Я не знаю этого слова, никогда не сталкивалась с ним ни в учебниках, ни в книгах, ни в беседах, ни в путешествиях. Но откуда-то знала, что означает оно – монастыри. Испугалась, потому что всегда пугаюсь, когда понимаю слово и не понимаю, почему я его понимаю.

И только вечером дома успокоилась, вспомнила, откуда понимаю. Вспомнила монастырь картезианцев в Берёзе, он же кляштор. Мы были там в 2012 году. Он уже в девятнадцатом веке был упразднён, но до сих пор остался. И души картезианцев до сих пор молятся о том, чтобы кляштор не начали восстанавливать.


суббота, 23 сентября 2017 г.

зато живу начисто

Обо всём, что сейчас происходит, я пишу в черновики. Потому что в чистовик написала, что просыпаюсь в три, и мама уже прочитала и переживает, что я много работаю.

На самом деле переживать нет причин. Радоваться надо. Я поняла, чего хочу. И всё в моей жизни складывается сейчас, как в сказке про Золушку, только без принца и бала, а вместо феи – один застарелый товарищ, который сегодня, в ответ на моё предложение купить нам шампанского сказал: «Говнянского» (и кстати я вчера теряла тапочку с правой ноги).

Я на самом деле не работаю много. Я только учусь много работать.

Я смотрю в лица людей.

Я справлюсь сначала. А потом напишу чистовик.

На Захарова на заборе написано. Я прочитала «Глух»

пятница, 22 сентября 2017 г.

рано-рано утром и рано вечером

Видела сегодня солдата с большим букетом маленьких белых цветов.

Когда, мечтая поступать на режиссёра драмы, я училась на подготовительных курсах, у нас было такое задание: видишь человека – придумай быстро его жизнь. Сколько ему? Кем работает? Откуда и куда идёт? Думает о чём?

Молодой солдат. Где он взял эти цветы в такую рань?

А после работы я ходила в latuk за колбасой и тыквой и видела на Осмоловке маленькие белые печные трубы 

среда, 13 сентября 2017 г.

пять лет спустя

Пришла домой. Привезла шикарную розу, коробку конфет, пакет фруктов, пакет хлеба, три пакета еды (вот что значит уходить последней с юбилея начальства). Падаю с ног... Холодный душ (блин, пока не включат отопление отключают на ночь горячую воду). Крем с коллагеном на лицо и на грудь. Будильник на шесть двадцать. Тяжелый день закончился. Завтра все заново. Блин, уже сегодня. Спать!

Написала на facebook пять лет назад в 00.31 13 сентября.

Сейчас я встаю в три. Проснуться в шесть двадцать невозможно даже в выходные, потому что выходных у меня нет.

Но будут. Всё будет. 

пятница, 8 сентября 2017 г.

кукуруза до понедельника

– Почём кукуруза?

Мне нужно было две.

– Три за рубль.

– Мне нужно две!

Женщина задумывается. Стоящий рядом с ней мужчина греет руки в карманах, подбородок прячет в шарфик, который куцый, потому не греет, смотрит на меня.

– По 50 копеек за штуку, – говорит женщина.

Я даю ей рубль, она упаковывает мне две кукурузки, мужчина смотрит на меня неодобрительно. Все, кто продаёт возле магазина овощи, фрукты, ягоды, смотрят на меня неодобрительно. Тогда до меня доходит, что за рубль предлагали три кукурузы. Мне надо две, но рубль-то я отдам в любом случае...

– Давайте три!

Мужчина радостно кивает. Все выдыхают, улыбаются. Я тоже улыбаюсь и почему-то вдруг говорю по-немецки: «Logisch!»


суббота, 2 сентября 2017 г.

практикуюсь


Следы борьбы с самой собой на рабочем месте.

Я победила.

было – стало




Это в июне 2012 года. Мальчишки Ленусю не велике учили кататься. Ленуся, как я погляжу, вообще не трусит.

Сейчас нас благоустраивают. Красят дома. Первые красили в жёлтый, ничего такой, повеселее, чем Питерский. Потом несколько домов стали красить в весёлый зелёный. Потом ещё несколько – в розовый. А наш стоял и стоял некрашеный.

Позавчера Ленуся позвонила мне на работу и говорит:

– Ты хотела, чтобы наш дом покрасили в зелёный?

Я говорю:

– Да.

– Его и красят.

Вечером мы возвращались домой в сумерки, цвет дома было не разглядеть, мы светили на стены мобильниковыми фонариками. Да, он был зелёный, только не понятно было, весь он покрашен или нет. Вчера уходила на работу и возвращалась с работы затемно, сегодня уходила тоже  затемно. А возвращалась – увидела: покрасили только первый этаж и то не на всём  его протяжении.

Фото будет. Я покажу, что стало. Берёзы все спилены, из всех палисадников благоустроили газоны. А фонари не горят. И я хожу на первую электричку в полной темноте.

понедельник, 28 августа 2017 г.

перемена

Ленуся не рисует теперь моих портретов, а если сложить те, что рисовала, видно, как менялась – не я, а Ленуся. Я только в этом году начала меняться, а Ленуся меня не рисует уже давно.





суббота, 26 августа 2017 г.

доказательство абсолютного равновесия

Этот снимок отыскала сегодня, а сделала 8 августа 2012 года в Берлине в парке за замком Шарлоттенбург.

Разбираю свои огромные, запущенные архивы. Всё время боюсь потерять что-то важное и вот сегодня его нашла.

Я вспомнила их. Они приехали на велосипеде. Женщина, конечно, с рюкзаком, девочка, конечно, в шлеме. Отдыхать. Не в кино и не в кафе, а к воде, к птицам, не заботиться о них, не кормить, а сесть и просто на них смотреть.

Женщина села на ступеньки сразу, а девочка сначала устроила поудобней того, кто не мог о себе позаботиться сам, – своего «ребёнка».

И сидели. И все в одну сторону смотрели. И не говорили ни о чём.

Тогда была переменная солнечность и ветер прохладный. Мы были одеты теплее, чем они. Было очень много птиц. Мы их не разглядывали. Мы фотографировались на фоне замка.


вторник, 22 августа 2017 г.

в ногах страха нет

Недавним жарким и погожим летом я уже научилась плавать без остановки много бассейнов. А сегодня утро было пасмурное, а в бассейне свет не включали, и я, опускаясь под воду, опускалась опять в темноту и холод. Опять было страшно. И опять страх был в голове и в спине.

И я вспомнила, как в детстве, когда ныла отцу, что устала, он говорил: «Но ноги-то не устали! Идут? Вот пусть идут потихоньку, а ты отдыхай».

В бассейне в ногах страха не было. Пока голова и спина боялись, я шевелила ногами. Так и плавала.

Завтра день очень важный.


воскресенье, 20 августа 2017 г.

и вот...

– На Площади Победы идёт к выходу дяденька. И я вижу, что у него в ушах серьги. Серебряные или под серебро, большие такие, наверное, тяжёлые. Ну, думаю, эксцентричный мужчина, может, музыкант. А он к дверям подходит, к выходу готовится, встаёт ко мне спиной, и невозможно не заметить, что волосы у него собраны в хвост женской заколкой. Такой, со стразами, ну такой женской, что я начинаю сомневаться, что, может, это не мужчина, а женщина. Присматриваюсь. Выбрит гладко, но бакенбарды у него. Я тогда смотрю – у него ещё и сумка женская, именно женская, бежевая с оранжевым. А потом гляжу – на ногах балетки, тоже со стразами, чёрные...

– Ой, а я тут в метро ехала. Со мной рядом девушка села. Так ты прикинь, футболка у неё была, даже присматриваться не надо было, мужская. Кошмар!

– Все-всё!..

С дочкой поговорили. Она не поняла меня. А я её поняла.



нажмите на морду



Вчера ходила на пикник по случаю дня рождения Вовки. Вся такая взрослая-взрослая (Вовке 42, а я его старше). В подарок купила полкило молотой «Лаваццы». С собой взяла покрывало (два на два), бутылку красного сухого французского вина, мытую рукколу и петрушку, ржаной хлеб от Прохорова и на тарелке курицу, запечённую в духовке целиком, на соли. Такую – с розово-коричневой корочкой, ещё горячую.

Потом, конечно, оказалось, что вино я брала зря – пить в общественном месте нельзя. Для тех, кто этого не понимает, в парке постоянно дежурят милиция и ещё и военизированная охрана. И вот что-то такое случилось, что старший из военизированной троицы (лет двадцать ему на вид) спросил, не будет ли у нас телефона позвонить. Я дала свой телефон.

– Разберётесь?

– Конечно, если не запаролен.

– Не запаролен.

Но он посмотрел в него и говорит:

– Я ничего не понимаю, здесь всё по-английски.

Я говорю:

– По-немецки.

Встала, показала, где номер набирать, и снова села на покрывало.

Он цифры натыкал и смотрит в экран.

И тогда я вспомнила, что у меня на телефоне тема новая – Cute Monsters, в ней вместо кнопки с телефонной трубкой (на которую нажимаешь и вызов идёт) – смеющийся монстрик.

И тогда я сказала:

– Надо на мордочку нажать.

Вся такая взрослая-взрослая.

три цитаты

Правильно женат только тот мужчина, кто понимает каждое слово, не сказанное его женой.

Альфред Хичкок

Любящая тебя женщина слышит даже то, о чём ты вообще не говорил.

Адриано Челентано

Эти две я выкладывала в ленте на Facebook 13 августа. А сегодня нашла ещё одну в тему.

Супруги, которые любят друг друга, говорят тысячи вещей, не разговаривая.

Конфуций


не упадешь, если упал

Если человек старается суживать и мельчить, возможно, он просто боится. Потому что плыть в океане это совсем не то, что стоять в луже. В луже понятнее и нестрашнее, так ближе берега и есть основание, в том числе думать, что раз уж ты стоишь ногами на земле, значит никуда не упадёшь. Падать, действительно, некуда, но не потому, что ты стоишь, а потому, что ты уже упал.


пятница, 18 августа 2017 г.

уже в пять еще темно

Я завтрак готовила – небо на востоке было серо-розовое. Потом стало розовое. Потом – оранжево-розовое.

Когда я завтракать села, из-за деревьев показалось солнце. Я встала и передвинула стол, чтобы видеть за чаем зарю. Передвинуть стол и табуретку – это не трудно.

Потом на работу

четверг, 17 августа 2017 г.

смысль

В ночь на сегодня я впервые в жизни боялась грозы. Была очень сильная. Я проснулась от того, что сотрясалась половина неба, ещё не от грома (так бы я, может, не испугалась), а уже даже от прегромья. Никогда раньше такого не слышала.

Я зашла в программку, где смотрю погоду, и увидела, что гроза прямо над нами и что продолжаться она будет как минимум полтора часа.



На завтрак было мороженое. Из-за благоустройства объявили отключение электроэнергии на полдня, холодильник в любом случае разморозился бы, а в морозилке – только пломбир. Я сделала себе коктейль с молоком, огромный стакан, и пила вперемежку с кофе.

В поликлинику приехала рано, была первая в очереди и в ожидании приёма прочитала в хорошей книге, что в английском выражение she has a bun in the oven имеет, помимо прямого значения у неё булочка в печи, и переносное – она ждёт ребёнка. Мне захотелось рассказать кому-нибудь, как же просто сказано, и точно, и велико, но рядом никого не было. Я потому потом на работе рассказала.

На работе разгребаюсь потихоньку. До конца года хочу рассчитаться со всеми долгами перед самой собой.

среда, 16 августа 2017 г.

коробка с корзинками

Я приехала в министерство на консультацию. Поехала раньше на 20 минут, рассчитывая раньше освободиться. Зашла в здание, а там сразу слева буфет, в котором иногда продают корзиночки с белковым кремом. Вижу – очередь человека в три, у окошка склонился молодой человек, и продавец складывала ему корзиночки в коробку. Одну, две, три, четыре, пять... Встала в очередь. Никто из стоявших передо мной корзиночки не покупал. Я купила все, сколько оставалось. Шесть штук. 75 копеек за штуку, это копейки.

Расплатилась, потом попросила продавца: «Пусть они у вас постоят, я схожу на встречу, а потом заберу их на обратном пути»*.

Пока я встречалась, продавец сложила мои пирожные в большую коробку (а до этого она пыталась их в маленькую пристроить).



Я привезла их в редакцию и продала пять штук по той цене, за которую купила. Я даже чуть было и шестое – своё – пирожное не продала. Но в итоге мне его оставили.

* Это не потому, что в министерство не солидно идти с пирожными, а потому, что боялась, что вдруг придётся делиться.

понедельник, 14 августа 2017 г.

аз и буквы

Собрала буквы для своего имени из теней. Первой я нашла «ю» (9 августа) и подумала, ну, «л» найдётся, а «я» ни за что не найти. Но последняя нашлась вчера. А сегодня нашлась «л». Все нашлись по дороге на работу.


вторник, 8 августа 2017 г.

второй в неделю

С утра – поликлиника (дети орут, как будто им ноги отрывают; а взрослые – злые: три никуда не торопившиеся старухи не уступили очередь на рентген молодому мужчине, у которого остро болел зуб).

После работы – снова поликлиника.

А дома вижу, что благоустроители добрались до нашего дома. Слева уже выстроены леса. И я снова начинаю переживать за свою сирень.

Благоустройство обнадёживает. У нас всё заасфальтируют, и мы не будем больше притягивать в квартиру в непогоду (а она здесь – большую часть года) тонны грязи и песка. Ради этого я готова была пожертвовать сиренью, тем более, что никто не отменял вероятности, что люди (в частности тот, который ездит по палисадникам на маленьком экскаваторчике) оставят её в живых.

И всё же сегодня, когда увидела леса, я не выдержала. Я пошла к соседям, одолжила лопату, надела перчатки и выкопала саженец. Посадила его снова в ведро, и надеюсь, он выдержит несколько недель, которые у нас тут ещё будут нас благоустраивать.

Меня искусали комары и я вспотела и вывозилась, и только, вернув лопату и вернувшись домой, вспомнила, что сегодня мыться нельзя (из-за прививки).

Вот только теперь я перевела из Анри Видаля «Из-за белого вина думают глупости, из-за красного – говорят глупости, из-за шампанского делают глупости». И только потом вспомнила, что днём выпила стакан шампанского (за новую минчанку Софию).


понедельник, 7 августа 2017 г.

утром видела пожар

Я шла на бассейн. Удивилась, что машина стоит с открытым капотом посреди дороги, и никакой аварийки и знаков. Потом из-за машины вышел парень молодой в длинных шортиках, с огнетушителем в правой руке. Тогда я заметила, что машина белая, в пене. К вопросу о моей внимательности, я очень невнимательная.

Тут же прилетел грузовик МЧС, с мигалками и сиреной. Остановились, повыпрыгивали из машины, как в кино, слаженно, быстро-быстро. Один сразу к водителю побежал, второй фишки расставлять, третий и четвертый раскручивали рукав, быстро-быстро. Тут же приехала вторая машина. Даже минуты не прошло – уехали. Они там не нужны были совсем. Ещё приехала скорая. Девочки две худенькие. Пошли водителя смотреть. Он был ошарашенный, но спокойный. Молодец.

Вся эта история растрогала меня. Я стояла, не стеснялась и таращилась. В очередной раз вспомнила про ненужность своей работы.

***

Я всё время обжигаюсь. Когда в школе ещё, у подружки на дне рождения, убирая посуду, склонилась над столом, на котором горела свеча, и спалила почти половину волос, мальчишки сказали: «Быть тебе, Беккер, пожарницей». Но обжигаются не только пожарные.



воскресенье, 6 августа 2017 г.

воскресенье на удивленье

Вечер провели с Ленусей, так сложились обстоятельства.

Ездили в город по делам, освободились быстро. Выпили в «Макдональдсе» (я – капучино, она – малиновый лимонад), и надо было купить продуктов. Где сейчас покупают продукты люди, которые раньше покупали их в «Центральном»?

Мы поехали на Комаровку. Вечер воскресенья – идеальное для этого время.

Сначала Ленуся отвела меня на концерт струнного трио в подземном переходе под площадью Коласа. Она, оказывается, слушает их, когда возвращается с немецкого.



Потом мы на рынке ходили, присматривались, приценивались и общались. И придирались к составу продуктов (я придиралась, а Ленуся меня терпела).

Купили малины, голубики и белого налива, сулугуни и сыра с плесенью, медовый торт и «Бобруйский» зефир.

суббота, 5 августа 2017 г.

сила в моей голове

Сначала был восторг от того, как здорово всё получается, почти с ходу. Но только я почему-то могла проплыть бассейн, максимум два, на большее не хватало сил, руки не слушались, ноги пропадали куда-то и сердце выскакивало.

Потом восторг пропал. Я заметила, что как только опускаю голову в воду, я сразу воды боюсь. Становится страшно, хотя ничем этот страх не объяснить.

Я не сразу поняла про страх.  Я думала, что странное ощущение будто в области шеи ты вдруг становишься деревянной и комок, который, запечатывая горло, мешал дышать, – просто от малоопытности.

Когда я поняла про страх, мне показалось, что это страх из-за того, что у меня получается. У меня получается, и я сразу боюсь. Я боюсь, что у меня получается. Почему-то боюсь. Почему-то мне спокойно, когда не получается.

Я решила пойти (поплыть) по-другому. За тренировку проплываю в очках, выдыхая в воду, от силы три-четыре бассейна. Но вдумчиво, внимательно к себе. Даю страху появиться. Он – как человек-невидимка у Уэллса, его не видно, но вот он надевает пальто и я хотя бы вижу, откуда у него руки растут. Короткий вдох, голова в воду, долгий выдох. Я вижу дно бассейна, людей на соседних дорожках, свои ноги... Голова из воды. Вдох. Голова в воду. Спокойно! Всё хорошо. Я стараюсь ощущать, осознавать свою силу. Я чувствую страх. Чувствую, что, погружаясь в прозрачную воду, погружаюсь в беспросветную черноту. Чувствую, как меня сдавливает со всех сторон. Хочу остановиться и встать. Но до дна далеко...

Вдруг сегодня я испытала странное ощущение. Я делала вдох, опускалась под воду и явственно ощущала, как воздух проходит по мне. Он доставал до макушки, но изнутри. Он протекал вдоль спины сверху вниз (если учесть, что я была в горизонтальном положении – спереди назад). Я чувствовала его в голове и в спине, там, где мозг. Может, это не воздух был, а какое-то электричество. Какая-то сила. Она пробивается.


четверг, 3 августа 2017 г.

потрясывающе

Сегодня так нервничала, что съела целую упаковку рахат лукума. Не могла остановиться, ела и ела и по дороге туда, и там, и по дороге обратно, потом на вокзале пока билеты покупала, пока болталась по платформе. Засыпала (чем там рахат лукум посыпают) всё свое платье и даже нос выпачкала, мне на это указали какие-то работяги.

Сладости закончились. Села в поезд. Почти в пустой. Ничего не могу делать. Закрыла глаза. Жарко. Платье мятое. Поехали.

Когда подъезжали к Минску-Восточному, я увидела школу, которая там, рядом со станцией. Я вспомнила, что когда-то планировала, что Ленуся в ней будет учиться. Это было ещё в те времена, когда Ленуся ходила (когда я её водила) в детский сад в тридцати метрах от дома. С садиком нам повезло, а школы от дома были далеко.

Школы были (и есть) рядом с моей станцией в Минске, рядом с моей редакцией. В моих планах были все эти школы, но через месяц Ленуся пойдёт в ту, где она уже отучилась восемь классов – в нашу колодищанскую.

Всё произошло не само собой и несмотря на мой страх и мои волнения. Я боялась и волновалась, но делала. Так прошло восемь лет, ребёнок вырос, а у меня мало что изменилось, хотя тоже очень много всего произошло (не само собой).

Думаю, рахат лукум я ела зря.

Эй, погоди горевать!


Потом я шла домой раньше обычного. И увидела, что бульдозером (или экскаватором) разворотили палисадник у соседнего дома. Там всегда было много цветов. Все их похоронили под кучами грунта. Только несколько стеблей розовых флоксов лежали присыпанные землёй у подножия одной из куч. Я очень люблю флоксы, но не только поэтому не устояла, забралась туда, разгребла землю и попыталась стебли оторвать. Не вышло. Ещё сегодня ножницами умудрилась порезать указательный палец на левой руке и он саднит нещадно. Я сходила домой, взяла ножницы, вернулась и отрезала все стебли, которые было возможно. Они были смятые, но домой принесла, вымыла их под слабым душем, поставила в банку.

Я пытаюсь, конечно, жить по-другому, но не могу перестать ерундой заниматься.



Теперь цветы ожили, стали опять красивые и запахли.

суббота, 29 июля 2017 г.

мамин день в июле

В четверг ездили в Гродно. По очень важному делу и зайти в Коложскую церковь. В прошлый раз когда в Гродно были, если и заходили в неё, то я ничего не запомнила. Снаружи запомнила, а внутри – нет. Наверное, всё-таки не заходили, наверное, она закрыта была.

Ленуся вызвалась ехать со мной, несмотря на то что надо было очень рано вставать.

В Минск ехали на электричке, потом от «Института культуры» до вокзала прогулялись, как раз до поезда успели ещё шоколадку купить.

Во вторник и в среду очень сильные шли дожди. Но в четверг погода выдалась прекрасная.

Солнце и сильный тёплый ветер.

В Гродно всё успели. И дело сделать, и тортика поесть, и в церковь.

Мужчина в футболке с надписью «Воспитываю дочь, поэтому строить дом и сажать дерево не вижу смысла» ехал с двумя дочерьми.
Я – с одной, которая была в двух разных носках


Назад ехали, Ленуся спала на верхней полке, а я на нижней никак не могла заснуть. Вытянулась на жёсткой поверхности 43-го места в плацкартном вагоне и смотрела в окно. Облака, провода, иногда птицы, верхушки столбов и деревьев. Смена направления движения ощущается, но совсем не так, как если бы ты сидя смотрел на пролетающие леса, поля и речки.

В Беларуси очень много свободного места. И очень много в этом году аистов. Птенцы уже взрослые.

Вернулись, тоже от вокзала пришли прямо на электричку, как будто кто-то специально для нас составлял расписание.

Можно было не ехать, воспользоваться услугами «Белпочты». Мы ездили, потому что в ближайшем будущем путешествовать больше, наверное, не получится. Вообще не будет времени. Я это точно знаю, хотя, честно говоря, сомневаюсь. Но это я уже сегодня сомневаюсь, а в четверг ещё не сомневалась.


вторник, 25 июля 2017 г.

зависит от цели



Скорость движения и его направление.

Можно ползти, покарабкаться, разница есть.

Я и ползу, и иду, и плыву, и еду.

И просыпаюсь, и вру, и работаю, и боюсь.

И надеюсь, и верю. И ни в чём не уверена.

мокнем



По всем прогнозам сегодня к вечеру обещали дождь. Но люди ехали с работы без зонтов.

Платья, тишотки, рубашки липли к телам, длинные волосы липли к лицам, обувь – насквозь.

Но было очень тепло. Никакого дискомфорта не ощущалось.

Я набрала в магазине пакет зелени, потом в электричке зонтик в пакет засунула. И на дне пакета набралось воды.

До сих пор льёт. Только усиливается.

воскресенье, 23 июля 2017 г.

не хотела сегодня ехать в город



Выходной. У меня, как всегда, на завтрак сырники. Но сейчас ещё и с черникой – сезон.

Ничего не успеваю. Вчера просидела весь день на работе. Вспомнила, что работать, когда никто не приходит, ничего не говорит и не трезвонит телефон, хорошо получается.

Сырники у меня тоже хорошо получаются.

Но вообще в жизни получается не то, чего я хочу.

А сейчас поеду гулять на Комаровку.

суббота, 22 июля 2017 г.

да будет электрик

Открываю дверь в финскую, там темно. Но чувствую – натоплено и вижу – женщина сидит. Я тогда тоже зашла. На ощупь добрела до деревянной ступеньки, поднялась повыше, простыню расстелила, устроилась. Лежу с открытыми глазами, как с закрытыми, ничего не вижу. Слышу – женщина из темноты говорит: «Ну, мне, конечно, это нравится. Лампочка перегорела, а электрик заболел, поэтому никто ничего сделать не может». А я ей в ответ – историю о том, как у нас однажды давно в выходной в подъезде в щитке проводка горела (а с ней и телевизоры в квартирах) и вызвали мы частного электрика (потому что государственный на единственной аварийке где-то с сантехниками ездил по просторам Минского района). Электрик этот частный провода в щитке поменял, деньги мы ему за работу заплатили, но документов он нам никаких не дал. Сказал, мол, в понедельник занесу. Но не занёс – буквально сразу после визита к нам заболел, слёг в больницу, а там и вовсе пропал, как будто умер, хоть и был совсем молодой. А мы хотели, его документами вооружившись, просить жэс возместить нам денежку за ремонт.

– А сколько денег-то? – спросила женщина из темноты.

– Да немного, долларов двадцать...

– Как же немного? Это большие деньги.

– Посильные. Не две же тысячи, – сказала я. И подчеркнула, что главное-то не доллары, а то, что мы живы.

– Да уж, вы правы. И всё у нас так хорошо, что лишь бы хуже не было.

Тут снаружи зашумело. Зашла банщица и сказала:

– Так, девочки, прикройтесь. К вам электрик идёт.


понедельник, 17 июля 2017 г.

die Liebe

«Это глупость», – говорит рассудок.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

«Это несчастье», – говорит расчётливость.
«Это не что иное, как боль», – говорит страх.
«Это безнадёжно», – говорит благоразумие.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

«Это смешно», – говорит гордость.
«Это легкомысленно», – говорит осторожность.
«Это невозможно», – говорит опыт.
«Это то, что есть», – говорит любовь.

Эрих Фрид. Перевод мой.


а сегодня не обещали дождя

С пятницы у меня новое платье, а с субботы – новая идея, из-за которой я съела в понедельник вечером десять бледных абрикосов, а потом ещё сверху варенья из клюквы, потому что другого сладкого в доме нет.

Я нервничаю, потому что решила жить так, как не умею.

Но можно научиться.